Alexander Kondakov (kondakoff) wrote,
Alexander Kondakov
kondakoff

Categories:

По хребту Чувала. Часть первая.

Уральские горы 1997 © Photo by Alexander Kondakov

Продолжу рассказ о нашей вылазке в Вишерский заповедник, в далеком 1997 году.
Начало можно почитать тут.


После мокрой и бессонной ночи, восстановить силы может только хороший кофе, гречневая каша с тушёнкой, что мы тут же и сделали, собрав из камней очаг, выбрав мокрый мох, развели костёр из найденных, полусухих веток.
Пока еда готовилась, сделали кадр в утреннем тумане, потом собрали палатку, рюкзаки, покушали и, взвалив груз на плечи, пошли вверх, на Чувальский камень. Передвигаться и путешествовать по горам лучше всего хребтами, выше лесной зоны и низин болот и ручьев.


Утренний портрет 1997 © Photo by Alexander Kondakov

Уральские горы 1997 © Photo by Alexander Kondakov

Целью нашего сегодняшнего перехода был кордон Цитрин. В то время там было место проживания инспекторов Заповедника. Там мы планировали заночевать и двигаться дальше.

Ходить по горам при отсутствии троп, при отсутствии навыка ношения рюкзака на плечах, это удовольствие ещё то.
Кто ходил, меня понимает. Каждый несёт свой личный груз, плюс равную долю общественного.
У меня с собой было:

два комплекта верхней одежды,
два комплекта нижней одежды,
4 пары носков,
куртка теплая,
дождевик - ветровка,
Жилет - разгрузка с множеством карманов,
бандана и теплая вязанная шапка,
тканевые перчатки,
спальный мешок,
индивидуальная аптечка, комплекс поливитаминов,
зубная щетка,паста, мыло, маленькое полотенце.
Туалетная бумага, крем от загара.
фонарик, маленькая ножовка,
свеча, пара коробков спичек,
компас, карта,
перочинный нож и большой походный нож на поясе,
Индивидуальная ракетница, с десятком зарядов ракет различного цвета,
3 фотокамеры, (Minolta 700xi, Зоркий 4, и Горизонт)
2 объектива, вспышка,
аккумуляторы для фотокамеры, десяток роликов пленки,
котелки (три штуки, составленные "матрешкой") кружка, ложка, чашка.
Индивидуальная фляжка на поясе.
палатка, (тент и колья несли друзья)
индивидуальный топор.
Индивидуальный коврик (пенка)


Естественно, питание было общим, но весь запас продуктов был разделён на всех, чтобы в случае потери рюкзака или (не дай Бог) потери человека в походе, каждый смог выжить, имея всё что нужно для автономного выхода к людям, а остальные не подвергались риску из-за отсутствия чего-либо крайне необходимого.
Поэтому у каждого свой компас, топор, спички, нож, котелок, кружка, фонарик, карта, еда и тёплые вещи.

А сейчас сложите всё то, что я перечислил выше в гермомешок, этот мешок вставьте в обычный походный мешок на 90 литров объёма, сверху закрепите пенку — получится мой рюкзак.
Взваливаете всё это на плечи, на шею — маленький кофр с фотокамерой. Идём по горам. Морда красная, жрут комары и мошкá, пить нельзя, зол и мрачен — вот вам портрет «походника» в первые дни на маршруте.
Кроме того Юра нёс свою плёнку дополнительно, а Женя взял двуручную пилу и большой топор-колун. После первой же ночёвки мы поняли, что это лишнее железо и оно нам ни к чему. Спрятали всё в укромном месте с намерением на обратном пути всё забрать. Там же спрятали гондолы катамарана, верёвки и вязки для его изготовления.

Курумник 1997 © Photo by Alexander Kondakov
Насыпи курумника.

Конечно, курумник очень красив. Но очень опасен. Камни ни чем не закреплены, после утреннего дождя скользкие и подвижные, пройти по ним крайне не просто.

Ходко и быстро идти, как мы планировали, не получается — организм противится, всё ему неудобно, тут жмёт, тут давит, а здесь мозолит. То ветер налетит — надо бы одеться, то солнышко жарить начинает — непременно надо снять с себя лишнее.
Исхитрялись как могли, чтобы только не идти быстро, а потому к расчётной точке не успевали. Решили сделать привал у слияния трех ручьев, благо на нашей карте указан домик геологов.
Спустились с Чувальского хребта, с юга на север, вышли к Лиственичному ручью, долго шли по нему от самого истока, продираясь сквозь болото и чащу ивняка, пока не наткнулись на избу в лесу, на самом берегу ручья. Её-то мы искали, бродя по болотам в лесу.

Изба была маленькая, если быть точным, это даже не изба, а банька, когда-то давно, геологическая партия построила в глуши такую радость на берегу холодного ручья, и погреться и помыться, и переночевать чтобы было где.
Внутри печь, пара лавок, маленькое оконце, дверь запирается, что еще нужно для полноценного отдыха уставшим путникам.

Изба в лесу 1997 © Photo by Alexander Kondakov

Остановились, перекусили, сверились по карте.
База геологов, (её построили в 70-е годы) была всего ничего, километров в восьми от нас, светового дня дойти хватит, а там нормальный большой дом, можно выспаться, отдохнуть, сделать днёвку, погулять, побродить с фотокамерой.
Решили сделать последний на сегодня рывок, и дойти до этой старой базы, чтобы уже завтра полноценно отдохнуть.
Сказано — сделано, взяли курс на север и, сверяясь с компасом, двинулись берегом ручья.

Уже смеркалось, и времени у нас было в обрез. За два с небольшим часа мы прошли намеченный участок, мокрые, вымотанные и уставшие добрались до нескольких домиков в низине гор.
Людей тут не было, домики пустые, мы заняли самый большой, затопили печь, поставили чай.
Юра вызвался сбегать до кордона Цитрин, посмотреть как там и что, узнать, сможем ли мы завтра туда прийти и там разбить лагерь. По его словам, он совсем не устал, и без рюкзака, налегке, ему пробежать до кордона 7 км — совсем ничего. То, что туда 7 км и обратно 7 км, а на улице уже смеркается, его волновало мало, места знакомые, исхожены тут вдоль и поперёк. Хорошо, говорим мы ему, давай только быстро, а то очень кушать хочется, да и устали сегодня изрядно.
Юра ушёл на кордон, а мы с Женей принялись варить кашу, готовить дрова, топить дом, кто знает, какая завтра будет погода, вот уже чай заварился, жизнь налаживается!

Прошло совсем немного времени, может быть час, может быть два после ухода Юры, мы только-только сели за стол, только развесили сушить мокрую одежду, как в домик вбегает Юра, и рассказывает страшные вести.
Только что, неподалеку от кордона Цитрин, был убит из огнестрельного оружия Директор Заповедника.
Ему это рассказали инспектора на кордоне.
Вот его дословный рассказ:
Смеркается, пасмурно, накрапывает дождь. Прихожу на Цитрин. Первое, что увидел разноцветные купола туристических палаток и самих туристов, хмуро слоняющихся поблизости. Не стал их долго разглядывать, пошёл в домик, где в то время обитали инспектора. Вхожу и вижу странную картину. Все (а их было человека 4, не меньше) сидят рядом с рацией и на меня даже как будто не оборачиваются. Все незнакомые (т. е. устроились в заповедник уже после моего ухода). Удивительно, что переговариваются по рации. Время позднее и последний сеанс связи давно уже должен быть по зади. Решил поздороваться.
Здрасьте.
Ты кто?
Нарушитель (улыбаясь и предполагая продолжение разговора).
В ответ игнорирование. Все сосредоточились на рации. Пытаюсь обратить на себя внимание и хоть что-то узнать. Спрашиваю для начала и чтобы сориентироваться в ситуации, где сейчас находится Идрисов.
Убили Идрисова.
Как так убили?
Да вот так....
Далее следует краткий, лишь бы отвязаться, рассказ. Прошлой ночью или поздним вечером Идрисов шёл куда-то (не помню) в районе Верхнего Рыбного вместе с тогдашним И.О. нач. охраны Афанасьевым. Вдруг выстрелы, Идрисов падает. Афанасьев в панике испугался, как бы и его не пристрелили. Убегает. И, видимо, слегка заблуждается. К утру выходит на Цитрин, где и рассказывает всё. С утра и до сих пор они сидят на радиосвязи, потому что постоянно приходится переговариваться с к. Мойва, с городской и с вайской конторами. С "большой земли" обещают березниковский ОМОН на вертолёте закинуть...
Так что иди, парень, к своим друзьям (я успел сказать, что меня ждут) и валите поскорее отсюда куда-нибудь подальше. А то под горячую руку ещё попадёте.
Офонарев от такой экзотической новости, я вышел на улицу. Сразу на Ольховку не пошёл. Надо было добыть сигарет для Жени. Пошёл к туристам. Продавать курево отказались, но подарили пачку "Петра I". Теперь можно назад....

По рации инспектора сообщили о прошествии в город, так же в областной центр, завтра ждут прилета сюда милиции, прокуратуры, ОМОНа, для поимки преступника.
Такая вот обстановка.

Читаем продолжение..

Tags: archive, color, films, gorizont, horizon, minolta 700si, minolta af 28-80 f3.5-5.6, minolta af 75 -300mm f4.5- 5.6, panorama, perm, personal, russian people, the ural, ГОРИЗОНТ, Заметки на обочине, Личное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments