Alexander Kondakov (kondakoff) wrote,
Alexander Kondakov
kondakoff

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

ДЕНЬ ПАМЯТИ

Михаил Жванецкий вспоминает
...........
- Вообще я так рад, что судьба Высоцкого так сложилась вот сейчас, это еще раз показывает, что народ не ошибается. Массы не ошибаются. Ошибаются театроведы, ошибаются критики, ошибаются поэты - и не ошибается народ, который сразу понял, сразу принял и сразу запел и сразу освободил место в душе. От всех освободил, разгреб место и освободил место для Владимира Семеновича. Мне иногда кажется что, конечно, очень полезно умереть молодым. Иногда кажется, что затягивать этот вопрос не стоит. Потому что, действительно, прошел тот период, когда тебя тоже крутили, всюду ты на этих пленках был... Тогда, в общем, надо было бы как-то... А сейчас, конечно, поздновато, сейчас уже надо жить дальше.

- Ещё один любопытный случай, связанный с Высоцким, припомнил М. Жванецкий во время своего выступления в ленинградском ДК им. Ленина 18 июня 1985 года:
«Я их пригласил к своим друзьям в Одессе, к морякам, так как они очень люби-
ли моряков, особенно Володя...
На следующий день должно было быть наше выступление на одесском заводе
„Промсвязь“. Марина и Володя очень хотели нас послушать — Карцева, Ильченко
и меня. Концерт был назначен в обеденный перерыв. День был жаркий, и когда
я увидел их в приближающихся „Жигулях“, я сразу понял, что будет какой-нибудь
скандал — Марина выглядела почти неодетой. На ней было какое-то такое пла-
тье, которое мало что прикрывало.
И вот, когда они вошли в цех, руководство завода потребовало чем-то её при-
крыть. И набросили на неё какую-то плащ-палатку. Она так изящна была со свои-
ми голыми плечами, и так далее, а на неё набросили какую-то дерюгу.
Они уселись на свои места в зале, мы вышли на сцену и начали своё высту-
пление. Но это было невозможно, так как в зале началось какое-то прохождение
вокруг Володи и Марины, как в мавзолее. Все начали вставать с мест, смотреть
на них, ходить вокруг. Просто невозможно было начать концерт, пока Володя
не крикнул: „Сидите спокойно, дайте посмотреть!“ Тогда собравшиеся притихли,
уселись на свои места и стали нас слушать, но всё равно, продолжали глазеть на них». (Расшифровка фонограммы — Л. Фурман.)
.....................

М.Ц. – Не помните, когда Вы познакомились с Высоцким?
М.Ж. – Не знаю, совершенно не помню.
М.Ц. – А что если нам оттолкнуться от конкретного события? Существует подписанный Вами документ, я Вам его прочитаю:
"Московский государственный Мюзик-холл. 1 июня 1972 года.
Уважаемый Володя! 25-го мая мы с гл. режиссёром нашего театра Роланом Быковым были у Александрова Г.П. и получили официальное разрешение на Ваши выступления в спектакле Московского Мюзик-холла вместе с Мариной.
Нам кажется, что творческая ситуация сейчас будет значительно интереснее, чем раньше.
Приходите в 15 часов в Росконцерт 5 июня 1972 года на худ. Совет".
Этот документ подписан Л.Звягиной и Вами. О каком спектакле идёт речь?
М.Ж. – Я уже не помню, кто такой Александров... Была идея спектакля "Москва – Париж". Задумка была в том, чтобы на русском языке вёл спектакль Володя Высоцкий, а на французском – Марина Влади, и чтобы этот спектакль шёл в Москве и в Париже. Звягина была художественным руководителем Мюзик-Холла, а я был режиссёр.
Значит, говорите, это было в 1972 году? Ну мы с Володей были знакомы раньше. Наверное, года с 1968-го. Я помню, мы встречались в Болшево, там был семинар авторов "Фитиля". Туда приехал Володя Высоцкий с Ваней Дыховичным, который был тогда женат на дочери члена Политбюро Полянского.
Вы знаете, я как-то всегда вспоминаю события по тому, что я тогда ел. В тот раз Володя с Ваней привезли корзинку цэковских продуктов – папайя, потом какие-то пятиконечные фрукты, киви…

М.Ц. – А чем же кончилась задумка с участием Высоцкого в спектакле Мюзик-Холла? Как я понимаю, спектакль не пошёл.
М.Ж. – Да, он не пошёл. Вы понимаете, Марина была твёрдым и надёжным партнёром для советских органов, а Володя был совершенно нетвёрдый партнёр. То ли он в Париже встретился с кем-то нежелательным – это вполне возможно... И таким образом, идея спектакля повисела в воздухе, а потом её окончательно зарубили. Просто затихло – и всё.

М.Ц. – А после этого у Вас с Высоцким были какие-нибудь творческие планы?
М.Ж. – Я не помню, было ли это до или после идеи с Мюзик-Холлом, но у Володи была задумка сделать спектакль в Театре на Таганке, который бы состоял из его песен и моих монологов. Мы поехали к Любимову, но ему эта мысль не понравилась.

М.Ц. – Вы выступали в концертах вместе с Высоцким?
М.Ж. – Карцев и Ильченко выступали, Вы Романа (Карцева, – М.Ц.) спросите об этом. А я выступал с Володей в Театре на Таганке в честь каких-то юбилеев. Я не помню точные годы, это были такие закрытые театральные вечера при битком набитых залах. Он пел, я читал свои монологи. Это на сцене. А так мы бесконечно встречались в каких-то компаниях, где-то на квартирах.

М.Ц. – Я полагаю, что Вы встречались не только в Москве, но и в Одессе?
М.Ж. – Да, конечно. У нас был общий друг, капитан теплохода "Грузия" Гарагуля. Он очень опекал и Володю, и Марину. У себя на корабле он мог поселить их вместе даже до того, как они поженились. Он давал сведения в пароходство, в кассы морские, о том, что "люкс" протекает, там невозможно находиться. Таким образом, каюта "люкс" выводилась из продажи, и там селились Марина с Володей, и где-то три недели или месяц они плавали от Одессы до Батуми.
Когда Володя с Мариной приехали в Одессу, я их поволок на квартиру к Черепанову, заместителю начальника пароходства. Он мне очень нравился, очень симпатичный человек. Я помню, как со всех квартир в этом многоэтажном доме сносили спиртное и закуски к Черепанову. Марина говорила: "Не надо, не наливайте ему! Лучше я буду пить". Володя попросил гитару и пел бесконечно!

М.Ц. – Вы много лет знали Высоцкого. Каким он Вам запомнился?
М.Ж. – Вы знаете, у него были друзья поближе, они об этом и скажут получше, и столько уже всего сказали... Я просто помню некоторые вещи. Я вот помню, что у него в карманах всё время были бумажки с записями стихов. Причём, именно бумажки, обрывки какие-то, квитанции, билеты театральные, кусочки театральных программок. Я не видел, как он писал, я видел эти стихи уже написанными. Он говорил: "Я Мишке должен это прочесть". То есть, мне. И он часто читал мне с этих обрывочков, листиков бумажных. Потом он брал гитару... По действию на меня это напоминало коньяк великолепный.
Я бывал у него дома. Иногда я пользовался дружбой с ним.
М.Ц. – Каким образом?
М.Ж. – Я жил тогда в Ленинграде. Был я холостой, одинокий. Ко мне приходила девушка, я ставил "Кони привередливые". У нас развивались отношения, и я звонил Володе: "Володя, тут прелестная девушка есть. Скажи ей два слова". Он говорит: "А ты "Кони привередливые" поставил?" Я говорю: "Да". – "Ну давай, я ей скажу что-нибудь". Я уж не знаю, что он там говорил или, может быть, напевал, но он очень болел за меня и содействовал моим успехам.
Вы знаете, после такого звонка я был королём положения, и мы с этой девушкой становились друзьями на долгие годы, потому что тогда Володин авторитет среди женщин был абсолютно непререкаем. То, что я запросто мог набрать его телефон, – а если нет дома, то я в театре его находил или ещё где-то, – поднимало меня невероятно в глазах тех людей, которые у меня собирались.

М.Ц. – А в Ленинграде Вы тоже встречались с Высоцким?
М.Ж. – Да, конечно. Когда Володя приезжал в Питер, то там собирались такие люди, как Кира Ласкари, Миша Барышников, Сергей Юрский, Саша Демьяненко. Это самые лучшие люди, которых я знаю, самые душевные. Ещё в той компании была Наташа Тенякова, жена Юрского, и Белла Ахмадулина там бывала. Обе молодые, красивые, в париках, которые тогда были в моде.
Мужчины шли в баню в гостиницу "Астория". Это была единственная баня в Советском Союзе, куда подавали какую-то еду. В предбаннике мы выпивали и закусывали, а потом шли в парную.
И вот однажды Ахмадулина предложила: "А давайте сделаем так: Володя поёт, а Миша читает". Так и сделали. Я деталей не помню сейчас, но вот запомнилось, что и Наташа, и Белла были немножко выпивши, и парики у них так были немножко набекрень. И Белла тогда сказала: "Нет, и всё-таки – Высоцкий!"

13.09.2008 г.
Беседу вёл Марк Цыбульский (США)




Tags: my russia, people, youtube, ЖЖ, Заметки на обочине, Личное, жизнь, личное, мысли, не мои фотографии, рекомендую
Subscribe

Posts from This Journal “жизнь” Tag

  • Сине - зелёное, осеннее. #2

    Photo 2021 © Photo by Alexander Kondakov

  • Желтое, осеннее. #1

    Photo by 2021 © Alexander Kondakov

  • Искренне удивило.

    Сегодня утром, выезжаю на работу, сосед вышел к почтовому ящику, почту забирать, у нас газеты утренние забрасывают по ночам. Увидел меня, замахал…

  • 2021 Docklands Melbourne

    2021 © Photo by Alexander Kondakov

  • Новая игрушка!

    Друзья мои, открываю новый тэг, #onewheel, потому как семья подарила мне такой одноколесный подарок. Какое то время назад, с подачи Уважаемого…

  • 54

    Все още впереди. Шоу должно продолжаться! 2018 © Photo by dao69

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment